d80a0bca

Царегородцев Василий - Несимметричное Пальто (Фрагменты)



Василий Царегородцев
Несимметричное пальто
(фрагменты)
Веселок, спи
На улице холодно, дождь, ветер. За углом злые собаки. И та собака там
же. Пряди ее длинной мокрой шерсти так тяжелы, что не колышутся на вет-
ру. Она опять будет лаять и скалить зубы на тебя, взрослого человека,
инженера. Как гордилась этим обстоятельством твоя мать. Она с гордостью
говорила: "А мой-то Веселка с инженерами сидит." Да ну ее, старую! Спи,
Веселок. Тебе же не плохо в твоей колыбельке. Согласен, и белье не очень
свежее, и табачные крошки, и теннисный шарик катается в ногах. Тебе бы
заботливую хозяйку, Веселок, простую, из прачечной. Но ты мечтаешь об
идеальной, о какой-то особой женщине дл души. Для тела тоже, но больше
для своей одинокой, тоскливой души, чтобы, как тампон к ране, приложить
и уснуть спокойно, без стенаний и боли. Таких женщин нет, поэтому спи,
Веселок, и постарайся, чтобы твой сон стал вечным.
Для чего, объясни, нарушать его? Неужели тебе хочется, как некоторым,
одетьс безукоризненно и пройтись по улице, производя впечатление на дам?
Веселок, да ты погляди на себя в зеркало! Ведь глядя на тебя, становится
жалко женщину , которая свяжет с тобой свою безнадежную судьбу. Чего од-
ни ботинки стоят. Старые, в морщинах, у правого давно оторван язык, в
подошве левого торчит обломок стальной стружки: метка твоей трудовой де-
ятельности на заводе. А шнурки! Господи, они все в венозных узлах, ко-
роткие, как свечные огарки. На все дырочки их не хватает. Трудно тебе,
Веселок, купить новые? Не обманывай, ты же каждый день ходишь возле ки-
оска "Ремонт обуви", в котором столько шнурков висит, что хватит обуть
все человечество. Но тебе лень достать кошелек, раскрыть его и вынуть
денежку. Тебе лень аккуратно жить, ты лучше будешь ходить с расстегнутой
ширинкой, чем отремонтируешь молнию. Да сколько угодно народу знает, что
ты медной проволокой гульфик заматываешь. Не красней, она же, как сол-
нышко, блестит в темных внутренностях твоего амбара. А может, так надеж-
нее, Веселок, так-то уж никуда не денется твой фаллос. А ты ценишь его,
обожаешь. Ведь если бы не он, то ты, бедолага, и наслаждений никаких не
испытывал бы в жизни. Каторгой бы обернулось твое существование. Вспомни
датского философа: до того дошел, что блестящему разуму коросты Иова
предпочел. Великий бедолага. И философия его от самой надсадной безна-
дежности. Так что, если ты для бережливости цепью воспользуешься, тебя
поймут. Любой мужчина поймет, даже датский философ, от рождения обречен-
ный страдать хуже Иова. Иов-то все же пожил полноценно.
Куда ты? Спи, Веселок. Хотя и наградил тебя бог, но ведь без женщины
этот дар ничего не стоит. А вот этого округлого предмета у тебя нет.
Впрочем, Ольга Петровна, пухленькая особа, давно тебя ждет. Ах, какая у
нее кровать! Пять подушек пирамидкой, кружевное одеяло и пухом набитая
постель. Чего же ты медлишь? Там медовуха бродит и мясные пироги в ду-
ховке. Там едят только свежее, прямо с огня, чай варят с травами: мята,
душица, зверобой. Веселок, там зацелуют тебя, тебе отдадут самое ценное,
т.е. Ольга Петровна отдаст самое себя. Специально дл этого случая наде-
нет новую ночную рубашку. Голой ты ее не увидишь никогда, потому что
стесняется своего тела: уж больно кругла, а диетами себя мучить не жела-
ет. С какой радостью она хрустнет потом морковкой аршинной, выпьет хлеб-
ного квасу. У Ольги Петровны, между прочим, так обильно растет не только
ее тело. И овощи, и фрукты у нее в огороде полнеют на г