d80a0bca

Царевич Сергей - За Отчизну (Часть 2)



Сергей Царевич
За Отчизну
Часть 2
Глава I
1. НЕОЖИДАННОЕ ПРЕПЯТСТВИЕ
Узел с мокрым бельем оказался слишком тяжелым. От Влтавы до дома Дубов
было далеко. Божена попробовала поднять узел, но поняла, что она не
рассчитала свои силы.
- Удивительно, как ты донесла сюда такой узел! Божена вздрогнула от
неожиданности и быстро вскинула голову. Перед ней со смущенной улыбкой
стоял
Ратибор.
- Сюда мне помог принести Гавлик, а потом он пошел работать...
- Дай-ка мне! - Ратибор без труда поднял узел и взвалил его себе на плечо.
- Теперь идем домой Впрочем, ты не очень спешишь?
- Н-нет... не очень тороплюсь, - прошептала Божена, опустив глаза.
- Тогда сядем, немного посидим на берегу. Ладно?
- Хорошо, только недолго. Надо еще успеть развесить. - И Божена присела.
Ратибор поместился неподалеку от нее. Некоторое время оба никак не могли
начать разговор V молча глядели перед собой на бегущие воды Влтавы.
Ратибор поднял соломинку и начал внимательно ее рассматривать.
- Божена, - начал Ратибор, яростно вертя в пальцах ни в чем не повинную
соломинку, - я хочу кое-что сказать тебе...
Божена рискнула искоса бросить взгляд на Ратибора - выражение лица у него
было грустное и озабоченное.
- Хотите сказать мне?.. Так говорите же! Ратибор малодушно молчал.
- Ах, Ратибор, Ратибор! Вы очень хороший, прямодушный, что же вы боитесь
говорить?
Ратибор уперся обеими руками в колени, нахмурил брови и прокашлялся, но
нужные слова все же никак не шли на ум.
- Трудно мне сейчас говорить, Божена. Трудно потому, что я никогда никому
в своей жизни не говорил таких слов. - Ратибор набрал побольше воздуха и с
решимостью отчаяния стремительно продолжал:-Уж лет пять, как я сердцем
понял, что жизнь без тебя мне не в жизнь. И с тех пор началась для меня
такая мука, что все на свете мне опостылело. Как зазубренная стрела ты
вошла ко мне в душу: войти вошла, а вырвать уже никак невозможно. Да,
наверно, ты это и сама чувствовала, когда со мной встречалась...
Божена напряженно слушала и при последних словах Ратибора едва заметно
кивнула головой.
- И стал я с той поры ревновать тебя к каждому, кто бы с тобой ни
заговорил: и к Штепану, и к Шимону, и к Гавлику, и даже к Якубку. Потом я
как поглядел на тебя и на себя, так сказал сам себе: "Кто я и кто Божена?
Я - простой парень, оружейник да вояка: могу лишь добрый меч выковать да
этим мечом любого немца до пояса располовинить. А в остальном - темный я,
неученый..." Куда мне до тебя! Такую, как ты, по всей Праге надо поискать
- и не найдешь. Такую красивую и такую ученую... разве сравнишь с другими
нашими девушками! Вот с тех пор затаил я в себе эту муку и не знал, что
мне делать.
Ратибор опустил голову на руки. В этот момент огромный, мощный Ратибор
показался Божене таким беспомощным, словно брошенный ребенок, и она едва
удержалась, чтобы не погладить его низко опущенную взлохмаченную голову.
Помолчав некоторое время, Ратибор мрачно продолжал:
- Убедил я себя, что мне не на что надеяться, и махнул на все рукой. Как
раз в это время мне пришлось ехать с паном Яном Жижкой воевать в Польшу. Я
даже обрадовался: уж больно жизнь опротивела. Могу сказать, отчаянно я
бился тогда с немцами! Ян Жижка, видно, что-то понял, хоть виду не подал и
ни о чем меня не спрашивал. Перед отъездом я поделился своими горестями со
Штепаном. Вот Штепан и обещал попросить совета у нашего мистра...
Ратибор снова замолчал. Божена опустила глаза, щеки ее залила краска
волнения.
- Кто же дал бы мне лучший совет